Sofya_Parker
Название: Один или Два?
Автор: Sofya_Parker
Фэндом: My Chemical Romance
Пэйринг: Frank | Gerard; Gerard | Lin
Жанр: Слэш, Психология, Драма, Deathfic
Рейтинг: R
Размер: Мини
Бэта: —
Дисклаймер: Блеф
Примечание: Присутствует заимствование "Пилы"
Саммари: Джерард Уэй всегда стоял на распутье, не знал, что для него важнее. Так и не сделав выбор, он ушел от проблем. Но он забыл – выбор всегда приходиться делать.











* * *

Голова раскалывалась от ноющей боли. Сидя на диване, Джерард закрыл лицо руками и судорожно размышлял над одной и той же мыслью. Он не хотел никого выбирать, и тем более не хотел делать выбор между кем-либо. Фрэнк или Лин… Они были одинаково важны для него. Первому он желал только искреннего счастья, а вторая была частью его жизни. Кого выбрать, черт побери?!

Джерард подскочил с дивана и схватил первый попавшийся под руку предмет, которым оказался пульт от телевизора, и швырнул его в стену. Бэндит, до этого смотревшая с интересом на монитор номер один, перевела любопытный взгляд на своего отца, который пыхтел от ярости и бессилия. Задорно хихикнув, она снова уставилась на экран. Ее смех привел Джерарда в чувство. Он опустил книгу, которая была на очереди к полету, и, возведя брови вверх, упал на пол. Он спрятал свое лицо, чтобы никто не увидел его слез, будь то даже маленький ребенок. Эмоции были слишком сильны, чтобы Джерард смог держать их в себе. Хватаясь тонкими пальцами за ворсинки в ковре, он бился в немой истерике; старался успокоиться, но ничего не получалось. Мысль о выборе, который ему предстоит сделать, тяжким грузом ложилась ему на плечи. Слишком сложно, чтобы быть правдой.

Таймер отсчитывал свое время. Ярко-зеленые цифры быстро сменяли друг друга. Уже остался лишь час и сорок семь минут… Нужно что-то решать, срочно.
Джерард не знал, что делать, совершенно. Единственное, что он мог – позвонить каждому из них. Но лишь один раз. Потратит ли он последнюю вещь, которая у него осталась для одного из них? Да, конечно. Джерард решил начать с Лин, потому что она явно прибывала в панике. На мониторе она билась в беззвучных рыданиях, из ее глаз наверняка струились слезы. Он взял дрожащими руками телефон и набрал номер, что успел записать на руке. Раздались гудки.

- Здравствуйте, мистер Уэй, - все тот же электронный голос.

Джерард весь сморщился. Конечно, ведь этот голос не так давно сообщил ему, что он должен убить человека. Джи ненавидел его.

- Я хочу поговорить с Линдси.

- У вас ровно три минуты. Время пошло.

Джерард неотрывно глядел на монитор. И именно в этот момент там появилась чужая рука. Он не видел, кому она принадлежала, свет падал только на его жену. Рука что-то держала, наверное, мобильник.

- Алло? – неуверенно начал Джерард.

- Джи? О господи, это правда ты?! – заплаканный громкий голос Лин пронзил его слух. Но он был несказанно рад услышать ее, это подтверждало, что с ней пока что все хорошо.

- Да.

- Как Бэндит?! С ней все хорошо? Ответь, прошу!

- Да, - Джерард легонько погладил ребенка по волосам, - с ней все хорошо, ее не тронули.

- Слава Богу! – Лин действительно испытала великое облегчение, - Джи, ты знаешь, где я? Что происходит?!

- Нет, я ничего не знаю. Все, что было в доме лишь кассета, где был сказан этот номер. Ты сама ничего не видела, когда тебя тащили сюда?

- Я ничего не знаю! Они пришли ночью и притащили меня сюда! Когда я очнулась, на моей шее уже была какая-то штука. Они сказали это необходимо, а сейчас мне нужно просто ждать. Мне страшно! Забери меня отсюда, прошу!

Ее слезы, как кислота, обливали сердце. Каждое слово, что срывалось с ее губ, вызвало только боль и сожаление. Это он виноват.

- Лин, верь мне! Я вытащу тебя, клянусь. Слышишь? Что бы ни случилось, знай, что я люблю тебя. Все будет хорошо, милая!

- Я верю тебе, Джи… люблю тебя.

Джерард оборвал связь. Он не мог больше слушать все страдания, что слышались в каждом ее слове. Он должен вытащить ее оттуда, но прежде нужно поговорить еще с Фрэнком. Джерард снова набрал все тот же номер и попросил его соединить с ним. На мониторе так же появилась рука, но теперь рядом с Фрэнком. Джерард услышал как он обругал того матом. Сердце с болью ухнуло. Этот голос… он до сих пор сводит его с ума.

- Фрэнк? – осторожно спросил он, внимательно глядя на монитор номер один.

- Кто это? – наглый и рассерженный голос. Фрэнк всегда, когда пугался, был сильно раздраженным.

- Это Джерард.

Тишина.

Он понимал, что чувствует Фрэнк. Он действительно поступил с ним ужасно. Все эти годы, с момента их расставания, он не переставал думать о нем. Даже когда он целовал или занимался сексом с Лин, он не переставал думать о Фрэнке, надеясь, что с рождением дочери все изменится. Но ничего не изменилось – он до сих пор думает о нем. Какой же Джерард все-таки эгоист.

Молчание явно затянулось, и Фрэнк не собирался его прерывать. Тогда Джи начал говорить сам:

- Сегодня, когда я вернулся домой, я нашел кассету. В ней было сказано, что мне нужно сделать выбор между тобой и Лин, - Джерард слышал, как на другом конце провода судорожно вздохнули, но решил оставить это без внимания, - тот, кого я выберу, вернется домой. Другой же умрет от этой штуки у тебя на шее.

Фрэнк немного помолчал, но после все же нашелся с ответом:

- По-моему, свой выбор ты уже давно сделал, когда предложил Лин помолвку, - это было сказано с таким ядом и ненавистью, что Джерард поежился.

- Я… думаю, слова «прости» уже не имеют смысла.

- Да, ты прав.

- Фрэнк, я… - после очередного молчания продолжил он. Подбирать слова было действительно сложно. Тогда он решил сказать все прямо, как он и чувствовал, - я люблю тебя… до сих пор. И я уже бесчисленное количество раз пожалел о своем выборе. Мне так было хорошо с тобой! Это были лучшие дни в моей жизни. Я так хочу их вернуть!

Он замолк. Сам того не замечая, Джерард плакал. По его щекам струились слезы. Воспоминания вырвались наружу. Все поцелуи, слова, движения – все, что было между ними, вспыхнуло новой волной, которая поглотила Джерарда с головой. Он снова захотел прикоснуться к нему, увидеть в ореховых глазах то тепло, которое не мог сам подарить кому-нибудь другому кроме Фрэнка.

- Ты все такой же придурок, Джи.

«Джи», - повторил про себя Джерард. Только Фрэнк мог сказать это так, что внутри все переворачивалось, а душа плясала в диком танце.

- Из-за тебя вся моя жизнь представляет ничто. Я только и делаю, что вспоминаю тебя. Из-за этой чертовой любви к тебе, я не могу жить спокойно, понимаешь? Только мысль о том, что ты сейчас счастлив со своей семьей, давала мне какое-то успокоение. А ты, оказывается, сам как на каторге был. Ты такой идиот.

Джерард впился носом в экран. Внимательно разглядывая ужасного качества запись, он пытался увидеть его бесконечно красивое лицо, заглянуть в глаза, чтобы увидеть в них всю ту боль, что он причинил, и забрать ее себе. Фрэнк не тот, кто заслужил такое… Виноват только он – Джерард Уэй.

Он провел пальцем по контуру лица Фрэнка, представляя, как он гладит его по щеке. Слишком далеко, чтобы почувствовать теплоту.

- Да, я полнейший идиот, - соглашается он, - и… я так хочу тебя поцеловать, - он громко всхлипнул в трубку, - снова увидеть тебя, чтобы провести все остатки своих дней с тобой. Мне так плохо без тебя.

- И мне, - на удивление Фрэнк тоже громко всхлипнул, - вот мечтаю об это уже битых три года!

- Я люблю тебя, детка!

- Три минуты истекли, - компьютерный голос прервал всю их идиллию.

- А я тебя… Джи, - обреченно выдохнул Фрэнк, но его уже не слышали, связь отрубили.

Но Джерард понял его, на мониторе он разобрал его последние слова по губам.


Сердце прыгало, скакало, совершенно не слушалось. Джерард хотел умереть. Освободить кого-нибудь, а умереть за место второго. Все были бы живы, кроме него. Он заслужил такой бесславной смерти, они – нет.

Он сидел на стуле напротив двух мониторов и опустошенным взглядом смотрел на таймер. Осталось восемнадцать минут. Тысяча восемьдесят мгновений до чьей-то смерти. Он палач, но не судья. Это не суд, это казнь.

«Один или два?»

Один. Фрэнк Айеро. Его любовник. Его возлюбленный на всю оставшуюся жизнь. Его счастье, его нож. Если бы Джерард хотел, чтобы его убили, то попросил бы Фрэнка сделать это. Но он бы никогда не взвалил бы такую ношу на его и без того хрупкие плечи. То время, что они были вместе, было потрясающе. Смогут ли они снова вернуться к тому, с чего начали все когда-то?

Два. Линдси Уэй. Его жена. Мать его любимой дочери. Его семья, его ноша. Она великий человек, она всегда дарит свою любовь, не отдает взамен, а именно дарит. Она наверняка видит, что Джерард не любит ее, но всегда молчит. Он рядом, он отец ее ребенка, ей более ничего и не нужно.
Кого выбрать? Кого отбросить?

Джерард неуверенно потянулся к телефону. Слишком сложно, чтобы не поверить. Он набрал дрожащими пальцами шесть цифр, которые уже въелись в мозг настолько, что теперь будут сниться ему в страшных кошмарах по ночам. Трубку взяли сразу после первого гудка.

- Вы сделали свой выбор, мистер Уэй?

- Да, только прошу, не говорите им ничего.

- Мы безмолвные судьи, мистер Уэй. Мы всегда сохраняем тишину в игре. Так что же вы выбрали?

- Два.

@темы: MCR